Наш край
Сайт пра наваколлi Вiцебска
Смотрите в наших фотогалереях! Смотрите в наших фотогалереях! Смотрите в наших фотогалереях!
на главную | карта сайта
гостевая | контакты

КРАЯЗНАЎСТВА
Славутыя мясцiны
Славутыя людзі
Лужасна
Рознае (нарысы)
Клуб "Дзвiна"
Ваеннае краязнаўства 

ТУРЫЗМ
Маршруты
Вандроўкi
Рэкамендацыi
Уражаннi

ЭКАЛОГIЯ
Ахова прыроды
Артыкулы
Методыкi
Календар
Факты батанiцы
Кветкi

ФОТАГАЛЕРЭЯ
Гiст.-культ. славутасцi
Эка славутасцi
Краявiды
Турызм
Кветкi

Отдых и отчеты о турах в Иорданию от туристического оператора САГА.


 

ТЬМА БЕСПАМЯТСТВА РАССТУПАЕТСЯ... (Рукопись книги Л.Н. Бруевой)

Ваеннае краязнаўства

"ПОКА НЕ ПОХОРОНЕН ПОСЛЕДНИЙ СОЛДАТ…"
Рукопись книги Л.Н. Бруевой

12. ТЬМА БЕСПАМЯТСТВА РАССТУПАЕТСЯ...

8 мая 1994 года в деревне Малое Ситно Полоцкого района хоронили солдат Великой Отечественной… Цветы, венки… По деревне медленно движется трал, на нем - гробы. Сзади идут солдаты, ребята-поисковики, ветераны Великой Отечественной войны, жители деревни. Из калиток, побросав работу, выходят люди и присоединяются к процессии.

В газете "Народное слово" Владимир Факеев писал в те дни о детском доме, в котором волею судьбы оказались ребятишки, с детства лишенные семьи. В этой же газете, он противопоставляет сиротству ребятишек, другое, не менее страшное сиротство - сиротство солдатских душ. Он пишет: "Полвека прошло, а сколько их - неприкаянных, неузнанных, скитается по местам былых боев, безмолвно ропщет на наше беспамятство, ждет и не может дождаться человеческого погребения покинутых ими тел... Тогда в роковые сороковые, мало кого хоронили по-киношному, на показ. И по обстоятельствам войны, где человека рассматривали в качестве обезличенного ресурса, одного из расходных материалов, когда солдатом замазывали любой промах командования, конопатили всякую щель в обороне или штурмующих порядках. Солдатом не дорожили, пока он был жив. С мертвым церемонились еще меньше".

6 ноября 1943 г. на всю страну прозвучала сводка Совинформбюро: "Красная Армия освободила станцию Алеща, деревни Булыги и Большое Ситно, положив таким образом начало освобождению территории По-лоцкого района от немецко-фашистских захватчиков".

Эту боевую операцию провела прославленная 357-я стрелковая дивизия Калининского Фронта. 7-8 ноября 1943 года она вела упор-ные бои за деревни Труды, Малое Ситно, другие населенные пункты Малоситнянского, Арлейского, части Алесовского и Васильевского сельсоветов. На этой земле фашисты оставили после себя ужаснейшие следы. Они сожгли 27 деревень, уничтожили более 1000 мирных граждан. До войны на этой территории проживало 5900 человек, после освобождения осталось 3336.

В Дретуни карательные немецкие и полицейский отряды расстреляли сотни мирных граждан и советских военнопленных. В густом ельнике на "Кобыльих горах", густо усеянных могилами, покоятся тела погибших. Против населения Малоситнянского, Арлейского и Алесовского сельсоветов Полоцкого района с 27 декабря 1942 г. по 25 января 1943 г. с силами 286-й охранной дивизии "Рихтер" была проведена карательная экспедиция под кодовым названием "Зимний лес", которая являлась продолжением операции "Клетка обезьяны". Цель - превращение оперативного пространства на левом крыле армий "Центр" в зону сожженной земли.

По сведениям комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, на территории Малоситнянского сельсовета было уничтожено 5 населенных пунктов, расстрелян 71 человек.

Именно в этот, слабонаселенный район, поработав в Центральном архиве Министерства обороны и переписав журналы боевых действий частей, освободивших в ноябре 1943 г. этот лесистый, заболоченный край, и отправился в поход в дни весенних каникул поисковый отряд клуба "РВС" СШ-2 г.Новополоцка. Можно только преклоняться перед мужеством и настойчивостью руководителя этого отряда Трапезниковой Евгении Анатольевны, много лет все свободное время она отдает делу воспитания молодежи… Это благодаря ее труду в школе создан прекрасный музей Боевой славы, получивший в 1994 году наименование "Народный". И это, действительно, "народный" музей. В нем с утра до позднего вече-ра постоянно много посетителей. Ее старшие мальчишки, которые уже учатся в училищах, после занятий, каждый день приходят в музей. Ее девчата, ныне студентки исторического факультета Новополоцкого института, никогда не забывают свою "бабушку", как все ребята по-доброму называют Евгению Анатольевну. А сегодняшние школьники каждый перерыв стараются провести в "своем" музе. Меняется политика страны, сменяются власти, но в Новополоцкой СШ-2 ежегодно в феврале Евгения Анатольевна Трапезникова принимает в "красные следопыты" все новых и новых ребят. По старой, доброй традиции, ежегодно в феврале, в ее школе проходит неделя "Памяти юного героя-антифашиста". Волнуясь, простыми словами рассказывают юные экскурсоводы музея школьникам из разных школ города о подвиге их сверстников, уроженцах Витебщины. Порой приходится повторять все по 5-8 раз в день, так как очень много посетителей. Но каждый раз ребята волнуются, словно выступают впервые. И каждый раз спорят за право вести экскурсию, так как о многих боях за свой край ребята услышали от очевидцев и непосредственных учассников боев. Своими руками, через свои души, они пишут Летопись страданий своего края в годы военного лихолетья.

В последний день школьных каникул 1994 года мне позвонила из Новополоцка Евгения Анатольевна и взволнованно рассказала:

- Знаешь, мы только вернулись из Малого Ситно. Там я нашла лесника, который утверждает, что может показать в лесу могилу солдат. Он нас отвел в лес, к самой границе с Россией и показал две огромные звезды, сквозь которые уже успели прорасти сосны. Их надо поднять и перезахоронить в Малое Ситно.

- Евгения Анатольевна, - перебила я. - А вдруг они числятся в России? Это же самая граница. Вы созвонитесь, пожалуйста, с сельсоветом на Российской стороне. Может, им что-нибудь известно. Может там есть хоть кто-нибудь из очевидцев. Ведь Малоситнянский сельсовет очень сильно пострадал от фашистов - вряд ли найдутся очевидцы.

Евгения Анатольевна пообещала связаться с российской стороной как можно быстрее. Но она не только позвонила, а и сама съездила в России. Как оказалось впоследствии, там тоже ничего не знали. Послала запрос в Ленинградский архив госпиталей, так как жители д. Малое Ситно утверждали, что в лесу на границе стоял госпиталь. Но из архива ответили, что у них в этом месте ничего не числится.

Этой Вахты Памяти в мае 1994 года, полоцкие школьники ждали давно. Но когда пришло время собираться в дорогу, смогли не все: кого-то испугали трудности, кого-то не пустили родители, а кого-то просто успеваемость. Мальчишек из Новополоцкого клуба "РВС" тоже не очень хотели отпускать родители, но ребята уговорили их. Из нескольких школ города Витебска и Новополоцка приехали в Малое Ситно поисковики, чтобы попытаться найти и захоронить погибших воинов, чтобы отдать дань памяти тем, кто положил свою жизнь за нас. Мы должны сделать то, что не сделали до нас ни в 1944, ни в 50-х годах.

Пока добрались в Малое Ситно, разместились в местной школе, пообедали, выходить в дальнюю дорогу было поздно. Поэтому договорились с местным лесником, что он завтра с утра пораньше покажет нам дорогу.

Мы долго блуждали в лесной глуши, пока лесник помог отыскать место, где когда-то до войны стоял хутор. Мы очень удивились увиденному: среди болота и лесной глухомани, словно островок, выделялась довольно ровная площадка, посреди которой виддны были две огромные насыпные звезды, сквозь которые проросли огромные сосны. Ни у кого из нас не было миноискателей или каких-то других приборов. Были лишь лопаты и щупы. А еще "рамка" - кусочки медного провода, какими обычно ищут воду при строительстве колодцев. Эти простейшие поисковые "приборы" выручали нас не раз, нужно было лишь хорошенько настроиться на то, что хочешь отыскать. На одной и другой песчаной звезде "рамки" в руках Евгении Анатольевны и у меня упрямо сходились вместе.

Ребята успели прокопать шурфы на глубину почти двух метров, а останков погибших все не было. На лицо были все характерные признаки: перемешанный грунт на большой глубине, но… Вот уже и воды грунтовые показались, а останков все нет. У всех, кто пытался проверить это место, "рамки" упрямо показывали наличие останков, но ничего не было. Мы прикопали и разровняли землю. Начали исследовать всю местность вокруг . Мы возвращались сюда еще два дня, но опять безрезультатно. На следующий день отправились на поиски совсем в другое место - туда, где почти 9 месяцев стоял фронт. Ребята подняли из траншей 50 бойцов. Когда готовясь к захоронению, укладывали гробы, к нам подошла пожилая женщина и спросила: "Нашли ли солдатиков под звездами?"

Мы ответили, что все там перекопали, но ничего нет.

"Как же нет! - воскликнула она. - Там же до войны хутор был, сестра моя родная жила. Когда пришли наши, сестру с семьей с хутора выселили, отправили в деревню. В доме ее госпиталь инфекционный разместился. В том госпитале, говорят, инфекция какая-то страшная была. Никого туда не пускали. Охрана стояла".

Услышав эти слова, мы с Евгенией Анатольевной облегченно переглянулись, так как в инфекционных госпиталях, как правило, хоронили умерших ниже уровня грунтовых вод, чтобы не распространялась инфекция. Хорошо, что ребята не докопались до останков в том месте. Даже страшно подумать, что могло бы произойти!

…Опускают гробы в яму, идет паника, звучит прощальный салют. Вместе со взрослыми мальчишки засыпают могилу землей. Сразу удалось установить имен пятерых. позже, после поездки в Центральный Архив Министерства оброны, установлены и остальные имена…

Ну, а как же те, что умерли в инфекционном госпитале. Кто же лежит там, среди леса, под насыпными звездами?! Как узнать имена, если даже из архива госпиталей нам ответили отрицательно?! Но хочется надеяться, что когда-нибудь и эта загадка истории будет разгадана исследователями из Новополоцкого клуба "Разведчики воинской славы".

Тьма беспамятства постепенно расступается. Из прошлого глядят на нас суровые лица вечно двадцатилетних. Глядят, благодаря нашим ребятам, отдавшим героям войны долг памяти. Долг, который следовало бы вернуть еще их отцам и дедам…

Но велика ли сила горстки мальчишек с лопатами? Поиск требует не только расхода совестливой души, но и больших финансовых затрат. Нужна большая государственная программа увековечения памяти погибших. Нужна помощь армии, государства, всех, кому дорога память…

 

                                                                                                                                                                       

назадуверхда хаты